?

Log in


карикатура
Перевод. Сверху: Те северные участки выглядят красными, и это, вероятно, означает, что они удаляются от нас,
тогда как вот эти голубые территории приближаются к нам. Я предполагаю, что данный избирательный округ вращается в пространстве.
Всплывающее пояснение: К счастью для моей теории, Зеленая партия не выиграла ни на одном участке.
На телеэкране: Ночь выборов в прямом эфире.
Снизу: Моя карьера электорального аналитика оказалась недолгой.

Авторство и источник: xkcd.


Tags:
 
 
13 June 2017 @ 08:41 pm

фотография
Шоугёлз нью-йоркского клуба Latin Quarter за игрой в шахматы в перерыве между выступлениями.
Фотография Гордона Паркса к статье «Without the Girls, Show Biz Is No Biz», журнал LIFE, декабрь 1958.
Gordon Parks — The LIFE Picture Collection/Getty Images, источник.


Танцовщицы в «Латинском квартале»
Ухажеров таких отшивали,
Коих ход пешкой «цэ»,
Словно муха цеце,
Жалил насмерть в английском начале.



Tags:
 
 
08 June 2017 @ 11:56 am

карикатура
Перевод: ТЫ МОЖЕШЬ ПРОЙТИ ТЕСТ ТЬЮРИНГА!
Источник: The New Yorker.



Tags:
 
 
28 May 2017 @ 02:44 pm

График 1
Венесуэльский государственный сталепроизводитель Siderúrgica de Orinoco (SIDOR),
выпуск в млн метрических тонн; помечен год национализации компании (2008).
Источник: twitter.


Флагман металлургического производства Венесуэлы практически остановился. Я не стал искать картинки по другим крупным металлургическим предприятиям страны (вероятно, положение дел у них лучше), но нашел график выпуска стали по Венесуэле в целом. Правда, этот график только до 2014 г., но, по данным World Steel Association (pdf), как минимум в 2015 движение выпуска вниз продолжилось (по годам в млн тонн: 2013: 2,1, 2014: 1,5, 2015: 1,3).

График 2
Источник: UFM Market Trends.

Tags:
 
 

Прочитал эссе американского писателя и блогера Скотта Александера: “The Atomic Bomb Considered as Hungarian High School Science Fair Project”, by Scott Alexander («Атомная бомба как выставочный научный проект венгерской средней школы»).

Как известно, среди участников Манхэттенского проекта был целый ряд ученых венгерского происхождения, таких как Лео Силард (подготовил для Эйнштейна знаменитое письмо президенту Рузвельту о необходимости разработки атомной бомбы), Эдвард Теллер («отец водородной бомбы»), Евгений Вигнер (лауреат Нобелевской премии за исследования в квантовой физике), Николас Курти (соавтор эксперимента по достижению температуры в один микрокельвин), Джон Кемени (математик, соавтор языка программирования BASIC) и, конечно, Джон фон Нейман. Указанные шестеро «манхэттенцев» родились в Будапеште в конце 19-го века или в начале 20-го.

Пытаясь объяснить значительное представительство людей из венгерской столицы в Манхэттенском проекте, разработчики бомбы придумали миф о секретной высадке марсиан. Якобы, представители невероятно продвинутой марсианской цивилизации прибыли инкогнито в Будапешт в конце 19 века. Одно земное поколение спустя, пришельцы сочли нашу планету неподходящим местом и улетели, оставив после себя гениальных детишек, рожденных местными женщинами. Так, про фон Неймана писали, что к десяти годам он успел выучить английский, немецкий, французский, итальянский и древнегреческий языки, оперировал в уме восьмизначными числами и владел дифференциальным и интегральным исчислением. Могло ли тут обойтись без участия инопланетного сверхразума?

К этому же поколению принадлежали и другие выдающиеся венгры, которые родились и/или росли в Будапеште, такие как Джон Харсаньи (Нобелевская премия по экономике), Теодор фон Карман (аэродинамик, один из основателей JPL), Майкл Полани (физик, химик и философ, учитель двух нобелевских лауреатов и отец третьего), Томас Балог (экономист, министр энергетики Британии), Николас Калдор (экономист, вклад в кейнсианскую теорию делового цикла), Питер Лакс (математик, лауреат премии Вольфа, однажды сказавший: «Чтобы быть математиком, не обязательно быть венгром, — но это помогает»), Эндрю Гроув (основатель компании Intel), Джордж Клейн (биолог, лауреат премии Фонда онкологических исследований компании General Motors), Дьёрдь Пойа (математик и популяризатор; «На одном из моих семинаров в Цюрихе присутствовал фон Нейман. Я дошел до некой теоремы и сообщил, что она не доказана, и что доказательство может представлять сложность. Фон Нейман промолчал, но через пять минут поднял руку. Я дал ему слово, и он прошел к доске и расписал доказательство. С тех пор я боюсь фон Неймана» — из книги Пойа «Как решать задачу», перевод с английского текста цитаты в Викицитатнике), Денеш Габор (нобелевский лауреат по физике), Пал Эрдёш («странствующий математик», соавтор 1500 научных публикаций; коллеги придумали «число Эрдёша» — длинну кратчайшего перехода от данного автора к Эрдёшу по цепочке совместных статей), Джордж Сорос. И все они — венгры-будапештцы, все родились между 1880 и 1920 или близко к этому периоду (кроме, кажется, только Гроува и Сороса, которые родились в 1930-х).

Оставляя в стороне фривольный миф о марсианских корнях венгерского интеллектуального взрыва, что же, на самом деле, могло бы пролить свет на этот феномен?


Автор эссе предлагает простой ответ (по-видимому, он же подразумевался и авторами шуточного мифа). Александер отмечает, что все до единого перечисленные им венгерские интеллектуалы (список которых я выше воспроизвел) — евреи. Причем Александер утверждает, что не подбирал специально известных евреев из Венгрии начала 20 века, а, наоборот, составил список известных венгров и уже затем проверил этническую принадлежность каждого. Александер указывает релевантную статью 2005 г. по антропологии: “Natural History Of Ashkenazi Intelligence” («Естественная история интеллекта ашкеназов»; ашкеназы — евреи Центральной/Восточной Европы). В статье сообщается, что ашкеназы обладают наиболее высоким средним уровнем математического и вербального IQ среди всех этнических групп, о которых имеются соответствующие данные, и, в частности, превышают среднеевропейские показатели на величину 0,75–1,0 стандартного отклонения. По мнению авторов статьи, социальным последствием этого факта является более высокая (по сравнению с долей в населении) представленность евреев-ашкеназов в ряде профессий и занятий. Так, составляя на протяжении 20 века 3% населения США, ашкеназы выиграли 27% присужденных американцам Нобелевских премий в области естественных наук и 25% премий Тьюринга за достижения в компьютерных науках. К ашкеназам принадлежит половина чемпионов мира по шахматам.

Возвращаясь к Венгрии, Александер указывает, что на 1900 г. евреи там составляли 5% населения, а в Будапеште — 25%. Будапешт начала 20 века был одним из самых «еврейских» городов в истории, так что его, якобы, даже прозвали «Иудапештом». Если верить цифрам Википедии, на которую ссылается Александер, на 1920 г. евреи в Венгрии составляли 60% врачей, 50% юристов, 40% инженеров и химиков, 90% валютных и фондовых биржевых брокеров. В общем, Венгрия начала 20 века и, особенно, Будапешт могли послужить наглядной иллюстрацией популярного тезиса «Они везде!» — и эта этническая история, вроде бы, устраняет объяснительную потребность в марсианских разведчиках.

Александер также отмечает, что, с другой стороны, евреи-ашкеназы предрасположены к ряду генетических заболеваний, причем некоторые из них встречаются среди ашкеназов в десятки и сотни раз чаще, чем вне этой группы. В связи с чем вступающим в брак друг с другом ашкеназам иногда рекомендуют пройти генетический скрининг. Автор эссе, сам ашкеназ, прошел скрининг и обнаружил у себя редкое генетическое заболевание, в 300 раз более распространенное среди ашкеназов. Однако, вообще говоря, эволюция склонна избавляться от сбойных генов. Если какие-то из них все же выдержали эволюционный отбор, то, возможно, в силу наличия неких связанных с ними преимуществ, балансирующих недостатки. Следуя упомянутой выше антропологической статье, Александер излагает объяснение, каким образом могли сформироваться наблюдаемые генетические особенности евреев-ашкеназов, в том числе с учетом генетического преимущества гетерозиготности и селективного давления социальных условий.

Эссе Александера — это публицистика свободного мыслителя, а не строгая научная статья профессионального ученого в реферируемом журнале, так что к его рассуждениям стоит относиться с осторожностью, да и автор эссе сам первый сомневается в собственных идеях. Упомянутая статья антропологов тоже не является ни последним, ни бесспорным научным высказыванием на эту тему (ознакомление с критическим анализом можно начать, например, с Википедии). Так или иначе, я нахожу текст Александера весьма интересным и отнюдь не жалею о потраченном на него времени. Помимо своего блога “Slate Star Codex”, Скотт Александер известен как автор сетевого фантастического литературного сериала “Unsong”, который он только что завершил.

 
 
 
20 May 2017 @ 08:36 pm

Еще из твиттера, для посвященных (по мотивам текущих событий).
On Earth 1, we’re arguing whether the Weiner-Abedin divorce casts a shadow over the Hillary Clinton presidency. (twit)
По складывающейся традиции, без перевода и пояснений.


Tags: ,
 
 

В Financial Times опубликованы несколько графиков про второй тур президентских выборов во Франции 7 мая 2017 г., в котором соревновались крайне правый кандидат Марин Ле Пен (лидер партии «Национальный фронт») и центрист Эммануэль Макрон (создатель и лидер движения «Вперёд!»). В том числе напечатана такая картинка зависимости результатов голосования за Макрона в разрезе коммун от уровня образования местного населения:

График
Голосование во втором туре президентских выборов во Франции 2017 г.
по коммунам в зависимости от уровня образования. Источник: FT.
Перевод пояснительного текста:
Доля голосов за Макрона сильно ассоциировалась с уровнями образования.
Уровень образования граждан от 20 лет vs. доля голосов за Макрона.
Вертикальная ось: доля голосов за Макрона; горизонтальная ось: дециль образованности*.
* По доле населения с высшим образованием. Децили взвешены по численности населения.
Подписи к крайним точкам графика: Макрон выиграл 53% голосов в 10% наименее образованных коммун;
Макрон выиграл 84% голосов в 10% наиболее образованных коммун.


FT напоминает, что ранее уровень образования оказывался наилучшим предиктором (предсказателем) голосования за «популистские» варианты на референдуме по выходу Великобритании из ЕС («брекзит», 2016), на президентских выборах в США (2016) и на парламентских выборах в Голландии (2017): во всех этих случаях граждане без высшего образования более охотно голосовали за «популистов», чем обладатели дипломов.

Tags:
 
 
21 April 2017 @ 01:38 am

Таблица
Source: twitter.

Войдет в учебники как идеальный пример «политической поляризации».


Tags:
 
 

Все комментаторы догадались, что, поскольку вчерашняя загадка была предложена в День космонавтики, речь в ней идет, вероятно, о Юрии Гагарине и о приписываемом ему заявлении: «в космос летал, бога не видел». Соответственно, искомое словосочетание из двух слов, подмененное в вопросе словами НАСЛЕДНИК МАСТЕРА, должно одновременно характеризовать как самого Гагарина, так и того, к кому относится приписываемое ему заявление.

С учетом некой вольности формулировки, о которой предупреждалось в тексте задания, правильный ответ — СЫН ПЛОТНИКА. Действительно, Гагарин тоже был сыном плотника. Если бы не строгий атеизм советского официоза, это совпадение могло бы, наверное, активно обыгрываться советскими, а за ними и зарубежными сми.

Между прочим, в одном из комментариев был сдан остроумный вариант ПЕРВЫЙ КОСМОНАВТ, который я сперва не оценил по заслугам. Потом понял, что в этом ответе гораздо больше смысла, чем мне изначально показалось.


 
 

Для следящих за американской политикой. Цитата из статьи, где сравниваются данные опросов общественного мнения в 2013 году и сейчас:
In 2013, when Barack Obama was president, a Washington Post-ABC News poll found that only 22 percent of Republicans supported the U.S. launching missile strikes against Syria in response to Bashar al-Assad using chemical weapons against civilians. A new Post-ABC poll finds that 86 percent of Republicans support Donald Trump’s decision to launch strikes on Syria for the same reason. Only 11 percent are opposed.

In 2013, just 30 percent supported strikes. That swing is driven primarily by GOP partisans. For context, 37 percent of Democrats back Trump’s missile strikes. In 2013, 38 percent of Democrats supported Obama’s plan. That is well within the margin of error. (WP 11-Apr-2017)
В твиттере сформулировали более наглядно:
Демократы:
37% поддерживают сирийский удар Трампа за применение химоружия
38% поддержали бы сирийский удар Обамы за применение химоружия

Республиканцы:
86% поддерживают сирийский удар Трампа за применение химоружия
22% поддержали бы сирийский удар Обамы за применение химоружия (twit)
В папочку «двойные стандарты». Это все, что вы хотели бы знать о нынешних республиканцах, но о чем постеснялись спросить. На самом деле, в данном случае я выбрал самые «разоблачительные» опросные данные, а ситуация в целом, конечно, менее контрастна. О других опросах на те же темы см. два последних постинга kireevа: #1 и #2.

Tags:
 
 
 
12 April 2017 @ 01:43 pm

Одному всемирно известному НАСЛЕДНИКУ МАСТЕРА приписывают заявление, что в ходе выполнения своих служебных обязанностей он, скажем так, не обнаружил другого всемирно известного НАСЛЕДНИКА МАСТЕРА.
Автор вопроса приносит извинения за изрядную вольность формулировки и просит восстановить два слова, которые были заменены на НАСЛЕДНИК МАСТЕРА.



Ответ: ...Collapse )

На день-два. Прием ответов закончен, комментарии раскрыты. Правильно ответили: madam_y, kachur_donald и panda_pandus.

Другие задачки доступны по журнальным меткам guess-it (активные) и puzzle-solved (вскрытые).


 
 
09 April 2017 @ 11:03 am

БЕСКРЫЛКА #49
Там звезды сказочно ясны,
Сочны там травы, тучны нивы,
Там [...]
И все невиданно красивы.

Ответы принимаются, комментарии скрыты. Правильно ответили: madam_y, valerylepekhin, hahi, nattrix, shortcalls, ...

Правила игры «бескрылки» см. здесь. Все бескрылки этого ЖЖ см. по метке beskryl-m.



 
 

Это наши голливудские полковники. Все они, не проходя службы,
стали сразу капитанами, майорами, подполковниками, полковниками и вице-адмиралами.
Капитан, которого вы видите вон там, никогда не плавал дальше Санта-Моники;
а вон тот адмирал — обладатель удобного мягкого кресла в Вашингтоне.
    — Э. М. Ремарк, «Тени в раю»



Netflix выпустил трехсерийный документальный фильм «Пятеро вернувшихся» (“Five Came Back”, 2017: IMDb; Netflix; рецензия Vox; интервью с автором книги, по которой снят фильм, и выступление автора). История пяти голливудских режиссеров, которых во время Второй мировой войны произвели в старшие офицеры и отправили снимать фронтовые хроники и пропагандистские фильмы. Авторы популярных комедий и гламурных мелодрам переместились из студий Лос-Анджелеса в места боевых действий — снимали сражение за Мидуэй, бои в Северной Африке и Италии, высадку в Нормандии, освобождение концентрационного лагеря Дахау и т. д.

Для меня появление “Five Came Back” стало неожиданным подарком. Пару месяцев назад я пересмотрел серию из семи документальных фильмов “Why We Fight” («Почему мы сражаемся») Фрэнка Капры — самый важный американский пропагандистский продукт Второй мировой. Это был эффектный ответ нацистской пропаганде и, прежде всего, «отложенная реакция» на канонический «Триумф воли» Лени Рифеншталь. Серия “Why We Fight” сейчас находится в public domain, так что посмотреть ее нетрудно, что я и проделал. После чего захотелось узнать о культурном и личном контексте этих информационных усилий. Немного почитал про Капру и про соавтора серии Анатоля Литвака (узнал, например, что Капра одно время занимался продажами книг Элберта Хаббарда, про которого я как-то здесь писал). Конечно, хотелось чего-то большего и систематичного. И вот — сюрприз! — Netflix только что преподнес мне желаемое на блюдечке с голубой каемочкой.

В общем, это история о людях, которые пережили что-то вроде двух резких фазовых переходов. До войны все они вели успешную и легкомысленную жизнь в богатой стране и пребывали в благополучии и безопасности. Затем каждый из них что-то почему-то для себя решил и «с “лейкой” и блокнотом» отправился на войну в качестве, если угодно, военного политработника. Может, они ничего особо и не решали, на самом деле, просто так сложились обстоятельства. А после войны им нужно было вернуться в мирное развлекательное кино, что было легче сказать, чем сделать для режиссеров, только что снимавших в Дахау и летавших на задания вместе с экипажами «воздушных крепостей» (в наиболее опасных миссиях терялось 10% машин и более).

Например, короткая послевоенная история киностудии Liberty Films. Предприятие было создано четырьмя бывшими военными кинематографистами во главе с Фрэнком Капрой. В декабре 1946 студия выпустила свою первую картину, рождественскую “It’s a Wonderful Life” Капры («Эта прекрасная жизнь»). Лента была встречена неоднозначно и, в частности, критиковалась за неумеренный идеализм. Сборы в прокате оказались значительными, но не покрыли еще более значительных расходов на съемки, так что студию вскоре пришлось продать. Между тем, до войны Капра заработал пять «оскаров», включая три как лучший режиссер (плюс шестой «оскар» в 1943 за военную документалистику). К счастью для Капры, он прожил долгую жизнь и стал свидетелем внезапного телевизионного успеха в 1970-х той самой картины, которая четвертью века ранее в колыбели убила Liberty Films. Пишут, что Семья Капры пересматривала “It’s a Wonderful Life” каждое Рождество (как в России смотрят «Иронию судьбы»), а сам он считал этот фильм лучшей работой своей жизни. Впоследствии с высокой оценкой фильма согласился Американский институт киноискусства.

Рискну рекомендовать “Five Came Back” всем, кого интересуют подобные истории про войну и вокруг войны. Относительно авторов фильма скажу, как в анекдоте: уж не знаю, кто они такие, но текст за кадром у них читает Мерил Стрип.



Официальный трейлер документального фильма “Five Came Back” (Netflix 2017), youtube.

 
 
25 March 2017 @ 07:37 pm

Из твиттера, комментарий к политическим новостям.
News: "We have to learn that we’re not just the party of no," says Rep. Steve Womack. "We have to learn how to govern.” (Bloomberg)

Twitter Comment: Quickly, please. (twit)
Юмор для следящих за американской политикой, так что переводить на русский, наверное, нет смысла.


Tags: ,
 
 

Фотография колокольни, #1   Фотография колокольни, #2
Колокольня научно-исследовательского центра Cold Spring Harbor Laboratories,
источники фотографий: левая, правая.


Загаданная колокольня с винтовой лестницей и четырьмя символами, украшающими ее стены, расположена на территории научно-исследовательского центра Cold Spring Harbor Laboratories (CSH или CSHL). Центр занимается исследованиями в области биологии и медицины, в том числе молекулярной биологией и генетикой. Соответственно, искомыми символами являются латинские буквы A–T, G–C, обозначающие четыре вида азотистых оснований (аденин, тимин, гуанин, цитозин), попарно связывающие ветви двойной спирали ДНК. А винтовая лестница, надо полагать, символически изображает молекулу ДНК в целом.

Где-то в онлайне мне попалось на глаза мнение, что для большей выразительности следовало бы сделать винтовую лестницу двойной. Но, как справедливо заметили в комментариях, винтовая лестница сама по себе уже двойная, и ее ступени символизируют связующие пары оснований. Вторая лестница скорее внесла бы путаницу, чем прояснила архитектурную мысль. Уподобление двойной спирали ДНК винтовой лестнице прозвучало при объявлении лауреатов Нобелевской премии по физиологии или медицине 1962 г., которая была вручена Фрэнсису Крику, Джеймсу Уотсону и Морису Уилкинсу за открытие трехмерной молекулярной структуры ДНК и ее информационного значения.

Об истории открытия можно почитать, например, у самого Уотсона. Он пишет легко, понятно и не стесняется любопытных личных деталей (типа: отец девятилетнего Лайнуса Полинга запросил через местную газету рекомендации по списку чтения для ребенка, который к тому моменту уже осилил Библию и теорию эволюции Дарвина). Уотсон отмечает мотивирующую роль книжки Эрвина Шредингера «Что такое жизнь с точки зрения физики?». Все три нобелевских лауреата обязаны этой книге своим интересом к дешифровке «сценарного кода наследования» (выражение Шредингера). По словам Уотсона, Уилкинс вообще собирался бросить науку и заняться искусством, так как участвовал в Манхэттенском проекте и был глубоко опечален его последствиями в двух японских городах. Прочитав Шредингера, Уилкинс предпочел молекулярную биологию.



 
 
 
18 March 2017 @ 02:24 pm
tower
Фотография колокольни. Источник и подробности будут опубликованы при вскрытии задания.

Стены этой колокольни, расположенной на территории научно-исследовательского центра, увенчаны изображениями неких символов. На фотографии виден один из них, но не слишком отчетливо — то ли это буква, то ли цифра, непонятно. На верхнюю площадку башни ведет обычная винтовая лестница, что некоторые критики считают недоработкой проекта. По их мнению, архитектор упустил возможность реализовать идею еще более выразительно, для чего следовало бы сделать лестницу [...]. Завершите предыдущее предложение одним прилагательным. Гуглить изображение или искать информацию о нем по ключевым словам запрещается.

UPD: Судя по первым комментариям, я неудачно сформулировал это задание, так что оно оказалось в какой-то степени «угадайкой», что нехорошо. Попробую исправить дело. С этого момента в качестве ответа просьба сдавать полный список символов, венчающих стены башни (в любом порядке). Прилагательное угадывать не нужно. Зачетная попытка по-прежнему одна, но счетчики попыток у всех, кто сдал неправильные прилагательные, обнуляются.


Зачет с первой попытки, вторая и последующие будут оцениваться вне зачета.

Прием ответов закончен, комментарии раскрыты.


Ответ...Collapse )

Правильно ответили: efimpp, madam_y, ikik, fiviol и al_pas.


 
 

Вскрыл дешифровальное упражнение, опубликованное в декабре прошлого года с последующей подсказкой. Было сдано три ответа (все правильные), в том числе один до подсказки.

Правильный ответ — ЙЙЙЙЙ...ЙЙЙЙЙ, то есть искомое сообщение представляет из себя многократный повтор буквы «й». Как можно было это выяснить?

Ключевой уязвимостью «имперского кода», создающей возможность для успешной криптоаналитической атаки, является его «антирефлексивность», то есть гарантия, что при шифровании буква никогда не отображается в себя. Казалось бы, это свойство не должно значительно ослаблять алгоритм шифрования — в конце концов, имперский алфавит состоит из 32 букв, и при шифровании любой букве разрешено отобразиться в любую из 31 других букв. Если бы код не был антирефлексивен, имелось бы 32 возможности, а не 31 — так ли это важно? Выясняется, что очень важно, особенно с учетом того, что люди, в том числе и шифровальщики, иногда ведут себя легкомысленно. Упражнение демонстрирует, как можно продвинуться в раскрытии секретного кода, отталкиваясь лишь от одного его простого свойства и воспользовавшись небольшой человеческой неосторожностью.

Итак, представим себя на месте криптоаналитика, изучающего описанный в задании код. Аналитик понимает, что имеет дело со сложным полиалфавитным шифром, в общем и целом, обладающим высокой устойчивостью к атакам. Но аналитику все равно требуется раскрыть шифр, и он пытается придумать, что могло бы помочь решить задачу. В числе прочего, аналитик замечает (или предполагает), что имперские корабли периодически посылают бессмысленные зашифрованные сообщения, чтобы убедиться в работоспособности своих каналов связи, а также чтобы загрузить дешифровщиков противника никчемной работой. Но что такое «бессмысленное сообщение»? При правильной шифровальной процедуре — это просто случайная последовательность букв, каждый раз новая. Расшифровка такой абракадабры не представляется возможной. Но аналитик понимает и надеется, что люди есть люди, и иногда они ленятся и упрощают себе задачу.

Вообразим легкомысленного шифровальщика, который печатает рутинное тестовое сообщение. Предположим, что он курит сигарету или пьет чай, так что одна рука у него занята. Он откинулся на спинку стула, свободная рука лежит у клавиатуры. Предположим, что он задумался о чем-то или просто устал и хочет скорее покончить с отправкой бессмыслицы, не содержащей полезной информации. Какое конкретное бессмысленное сообщение мог бы отпечатать такой расслабившийся оператор шифровальной машины одним пальцем одной руки? Быть может, он просто стал бы много раз нажимать на одну и ту же клавишу, например, на крайнюю в одном из рядов? Если так, то каким могло бы оказаться соответствующее зашифрованное сообщение?

С учетом антирефлексивности кода, ответ на последний вопрос в какой-то степени известен. Точнее, известно одно его характерное свойство: если исходное сообщение представляет из себя многократный повтор единственной буквы, то в зашифрованном образе именно эта буква совершенно точно не появится ни разу! Обратное не обязательно, но возможно. То есть, если в зашифрованном сообщении нет одной буквы, то исходное сообщение не обязательно является многократным повтором этой буквы, — но может оказаться таким повтором.

Таким образом, вырисовывается идея криптоаналитической атаки на сеть с антирефлексивным кодом. Нужно дождаться перехвата шифровки, не содержащей одной буквы. Если повезет, то исходное сообщение окажется «ленивым тестом», то есть многократным повтором единственной буквы — ровно той, которая отсутствует в шифрованном перехвате. И тогда в руках у дешифровщиков окажется ценная информация о коде: они узнают образ данной буквы во всех позициях сообщения (в пределах длины однобуквенной шифровки). Конечно, никто не гарантирует, что шифровальщик хотя бы один раз поведет себя столь неосмотрительно, — но если это произойдет, глупо было бы отказываться от его щедрого подарка!

В предложенном упражнении все так и произошло: «шифровка», составленная скромным автором этих строк, содержала все буквы алфавита, кроме Й. Этот факт был замечен и правильно истолкован тремя участниками игры. Возможно, они также учли, что Й является одной из шести крайних букв имперской клавиатуры — самой левой в верхнем ряду, — так что для набора тестового сообщения легкомысленный шифровальщик вполне мог многократно отпечатать именно Й.

Понятно, что выяснение образа всего лишь одной буквы, пусть и во многих позициях, само по себе не позволяет дешифровывать трафик. Но это — важный шаг вперед. Можно надеяться, что добытая таким образом информация о коде, в совокупности с другими приемами дешифровки, в итоге позволит полностью или частично читать секретные сообщения противника.

Возможно, приведенная схема выглядит упрощенно и искусcтвенно. Однако, я воспроизвел реальную криптоаналитическую задачу времен Второй мировой войны, решенную указанным способом. Речь идет о дешифровке секретного трафика, генерировавшегося в 1941 г. одной из сетей связи стран «оси», оснащенной знаменитыми немецкими шифровальными машинами «энигма». Эта был эпизод работы британской дешифровальной службы, во время войны размещавшейся в Блетчли-Парке, к северо-западу от Лондона. Когда в 1970-е правительство Ее величества частично рассекретило сведения о дешифровальных операциях Блетчли-Парка, выяснилось, что британские криптоаналитики довольно успешно читали немецкий и итальянский секретный трафик. Рассекречивание семидесятых позволило бывшим сотрудникам, которые до тех пор обязаны были хранить молчание, опубликовать собственные воспоминания, так что в дополнение к официальным отчетам и документам появились и личные истории.

Предложенная задача составлена по мотивам эпизода из воспоминаний Мэвис Бэйти (Левер), сотрудницы Блетчли-Парка с 1940 г. Про эту реальную историю я надеюсь как-нибудь написать отдельный пост. А пока что спасибо трем ЖЖ-криптоаналитикам, успешно решившим задачку, и всем, кто нашел время поразмышлять над ней.



 
 
04 March 2017 @ 10:02 pm

В конце прошлого года я предложил некое дешифровальное упражнение под названием «Взлом имперского кода». Только что был сдан первый ответ, причем правильный. Наверное, через несколько дней я вскрою это задание, даже если других ответов не поступит, — но вообще-то задачка вполне решаема просто головой, без напряженных вычислений и хитроумного кодирования. В качестве подсказки приведу комментарий автора успешной дешифровки (вырезав ключевые фрагменты) и мой ответ:
fiviol:
Ну ты зверь! Все же исхожу из предположения, что раз ты это загадал, то предполагаешь возможность решения задачи, а главное, был бы не против, чтобы ее кто-то решил. :) Тогда стоит попробовать, но нужно сначала уточнить условия:
1. Я правильно понимаю, что закодирован в той или иной мер осмысленный текст на русском языке?
2. Текст состоит из слов, но разбиение текста на слова пробелами не указано (пробелы между группами по пять букв не в счет, они только для удобства)?
3. Фразу "закодированный образ буквы зависел от ее позиции в сообщении" следует читать как "закодированный образ буквы зависел от ее позиции в слове сообщения"?
Иначе это правило совершенно ничего не дает - сообщение всего одно, и все "позиции" в нем разные, поэтому расшифровкой может служить произвольная последовательность букв (единственное ограничение - буквы расшифровки и шифровки должны не совпадать).
4. Подсказка про гипотезу робота R2-D2 содержит только информацию о том, что в шифровке есть некоторая особенность, не бросающаяся в глаза, но которую стоит поискать? Или я как-то эту подсказку недопонял?
(Например, если окажется, что в шифровке [ВЫРЕЗАНО] - то зашифрованное сообщение [ВЫРЕЗАНО]. :))
Ба! [ВЫРЕЗАНО]! Сдаю:
[ВЫРЕЗАНО]

ogn_slon:
ЗАЧЕТ!
Только что ты взломал код знаменитой немецкой шифровальной машины "энигма". Точнее, один из кодов одной из сетей "энигм" на одном из этапов Второй мировой войны. Еще точнее, не взломал код одним этим решением, но сделал существенный шаг ко взлому, и несколько таких шагов в итоге привели к вскрытию кода той конкретной сети.
Я постарался приблизительно смоделировать условие одной задачи из серии дешифровальных задач, которые были решены сотрудниками Блечли Парка (британская дешифровальная служба) в 1941 г. В итоге были прочтены секретные радиограммы Оси, и это внесло важный вклад в победу союзников в морском сражении у мыса Матапан. Ты можешь законным образом немного почувствовать себя Аланом Тьюрингом! :)
(На самом деле, я не уверен, что Тьюринг участвовал в дешифровке именно этой серии коммуникаций, -- кажется, именно в этой не участвовал, эта была работа другой дешифровальной команды; но чем-то подобным Тьюринг в Блечли Парке занимался, и очень успешно, -- вне всяких сомнений. Я потом, если соберусь с силами, напишу пост об этом, тема того стоит.)
Итак, пока задание еще не вскрыто, у вас остается шанс попробовать себя в качестве секретного дешифровальщика Блечли Парка. Тьюринг умный, будь как Тьюринг!

(Ответы и другие комментарии по существу просьба оставлять не здесь, а под постом с заданием.)



 
 

После победоносного завершения войны некоторые националистически настроенные силы добивались полной аннексии оккупированных земель вдоль западного берега. Свое предложение они аргументировали, в частности, тем, что река является естественным рубежом, по которому было бы логично провести новую безопасную границу. Противников у этой идеи было, конечно, не меньше, чем сторонников, причем США и Британия ни в коем случае не согласились бы одобрить столь серьезный территориальный передел за счет проигравшей стороны. Не удивительно, что идея аннексии западного берега развития не получила, и по итогам Парижской мирной конференции оба берега Рейна как были, так и остались за Германией.

Вообще, Парижская мирная конференция 1919 года — событие уникальное. Это был глобальный саммит рекордной продолжительности, когда чуть не вся мировая верхушка работала в Париже на протяжении примерно полугода. Своего рода пленарное заседание Мирового Правительства, решавшее, натурально, вопросы войны, мира и будущего устройства дел на этой планете. Не знаю, вспоминал ли Станислав Лем про Парижскую конференцию, когда придумывал название романа «Футурологический конгресс», — подозреваю, что не вспоминал, хотя уместно было бы вспомнить.

В числе прочих политических деятелей свои предложения конференции направил молодой азиат Хо Ши Мин, выступивший за независимость народов Индокитая. Будущему главе Вьетнама было 19 лет и он трудился помощником парижского фотографа. Убедительно сформулировал Хо свои идеи или нет, «но внимания тогда не обратили».

Я это к тому, что, как выяснилось, о Парижской конференции и в целом о Первой мировой войне хорошо рассказывает канадский историк Маргарет Макмиллан (Margaret MacMillan). В свое время я тут хвалил знаменитую книжку Барбары Такман «Августовские пушки». Теперь думаю, что если бы мне попалась в руки «Война, которая покончила с миром» Макмиллан, я бы предпочел труд канадки. По крайней мере, публичные лекции Макмиллан и ее интервью, случайно обнаруженные на ютьюбе, на мой взгляд, превосходны. Вроде бы среди профессиональных историков она считается одним из ведущих экспертов по Первой мировой. Кстати, как и у Такман, один из предков Макмиллан был непосредственным участником событий — прадед Дэвид Ллойд Джорж, премьер Британии в 1916–22 гг.

Заинтересованные лица могут оценить, например, серию из трех публичных лекций Макмиллан об историческом контексте Первой мировой: #1, #2, #3. Для быстрого введения в атмосферу, в которой готовился Версальский мирный договор, см. это интервью:



Интервью с историком Маргарет Макмиллан о Парижской мирной конференции 1919 г.
и ее книге об этом событии, youtube.



 
 
21 February 2017 @ 09:34 pm

Одобряю план по введению «углекислого налога» и распределению соответствующих «народных дивидендов»:
Наша группа [государственных деятелей-республиканцев] понимает, что существуют значительные разногласия относительно оценки эффекта глобального потепления на настоящий момент и в будущем, а также относительно вклада в такое потепление со стороны выбросов CO2 автомобилями, системами отопления домов и в результате других видов человеческой деятельности. Мы считаем риск того, что выбросы CO2 приведут к будущему опасному росту глобальной температуры, достаточно высоким, чтобы одобрить политику по уменьшению этого риска.

Источник: Martin Feldstein, A Conservative Plan to Combat Global Warming.
Золотые слова (как можно до сих пор с этим спорить?). По существу вопроса, речь идет о предпочитаемом экономистами налоге на CO2. Новизна плана в том, что он вроде бы продуман по всем основным измерениям (заинтересованность простых граждан; непартийность; решение проблемы стран-«зайцев»; предотвращение избыточной регуляторной нагрузки и т. п.). По идее, такой план должен был бы иметь хоть какие-то шансы на реализацию. В нынешней токсичной политической реальности, на самом деле, шансов мало, но авторы плана могут во всяком случае рассчитывать на одобрение и поддержу со стороны данного живого журнальчега!